Только недавно в СМИ освещались вопросы итогов гуманитарной операции «Жусан» и необходимости повышения квалификации кадров, занятых на реабилитационной деятельности, в особенности среди женского жамагата.

Среди регионов, преуспевших в организации семинаров по повышению навыков реабилитационной работы, является Павлодарский регион.

Мы решили продолжить интервью с заместителем руководителя Управления информации и общественного развития Даулетом Закарьяновым и узнать, каковы тонкости и сложности реабилитационной работы проводимой в регионе.

— Существует экспертное мнение, что многие радикалы, несмотря на реабилитационную обработку, не отказываются от своих прежних взглядов?

— Думается, такое предубеждение далеко от истины, и вряд ли стоит это воспринимать как экспертное мнение. Экспертное суждение требует обоснования. В сознании даже самого убежденного приверженца деструктивных религиозных течений опытный и грамотный теолог в дискуссионной беседе может посеять ростки сомнения. А это может стать первой ниточкой на пути его дерадикализации. Если человек не совсем еще лишен способности критически мыслить, его еще можно вернуть в нормальное сообщество.

Поэтому я не соглашусь с подобным мнением, и практика нашей работы с радикалами это подтверждает.

Сложнее переубеждать радикала, чье мировоззрение было сформировано посредством психологической коррекции его сознания, в частности с применением нейролингвистического программирования.

Бывает, беседуешь с человеком, рьяно отстаивающим идеи своей религиозной группы, вроде бы все нормально. Но когда он в споре пытается предать забвению общечеловеческие ценности, оспорить прописные истины, ставит превыше всего догмы своей общины, которые выходят за рамки здравомыслия, понимаешь, что его сознание подверглось психологическому насилию.

Вот такого радикала вернуть в прежнее нормальное состояние крайне сложно, или практически невозможно. Это требует очень длительной до нескольких лет и при этом кропотливой и системной работы с ним профессионального психолога, причем без последующей гарантии от рецидива.

— Каковы успехи в организации реабилитационной работы с осужденными региона?

— Отмечу, что это очень сложная работа. Во-первых, это люди, которые не просто поверили в деструктивные религиозные идеи, но и, преступив закон, совершили противоправные действия. Во-вторых, условия их содержания специфичны и не позволяют в полной мере создать благоприятную атмосферу для психологического их раскрепощения и проведения реабилитационных мероприятий.

Тем не менее, система реабилитационной работы в пенитенциарных учреждениях с лицами, осужденными за преступления, связанные с религиозным экстремизмом и терроризмом, выстроена и ведется на постоянной основе.

С начала нынешнего года и до введения карантинных ограничений Центром анализа и развития межконфессиональных отношений управления информации и общественного развития области с привлечением теологов и специалистов в исправительных учреждениях региона проведены десятки групповых и индивидуальных встреч, всего реабилитационной работой было охвачено 70 осужденных.

Результатом данной работы является адаптация 17 человек, отбывающих наказание за террористические и экстремистские преступления, к ценностям казахстанского общества и нормам традиционного ислама.

А это, я Вам скажу, дорогого стоит.

Оказывается ли помощь семьям осужденных за религиозный экстремизм и пострадавших от деятельности деструктивных течений?

— Помощь членам семей и жертвам деструктивных религиозных течений, в том числе социальная, правовая, психологическая, конечно же, оказывается. Это является частью комплексной работы по их реабилитации.

ТАҒЫ ОҚЫҢЫЗ  Понятие о традиции

Но, надо сказать откровенно, помогаем не всем, а только тем, кто проявляет стремление стать на путь исправления и отказа от радикальных взглядов.

Можете привести пару примеров успешной реабилитации, когда бывшие радикалы отказывались от своих убеждений и стали примерными отцами и гражданами?

— Конечно же, такие примеры в нашей практике есть, и их немало. По этическим соображениям я не могу назвать их имена.

Несколько лет назад житель Карагандинской области, отбывавший наказание за пропаганду экстремистских идей в одном из исправительных учреждений г. Павлодара, пожелал после освобождения остаться в нашем городе и не возвращаться к себе на родину. В беседе с нами данное решение он обосновал тем, что вернувшись туда в прежнее окружение, он вновь попадет под влияние радикалов. А ему очень не хочется повторить свои же ошибки. В нем чувствовалось искреннее желание жить нормальной и полноценной жизнью. Мы помогли ему, чем могли.

Еще одна история произошла с молодым парнем, который, в свое время был убежденным приверженцем нетрадиционного радикального течения. Но так случилось, что из-за непонимания со стороны близкого человека с таким же радикальным мировоззрением, начались семейные неурядицы, приведшие, в конце концов, к распаду семьи. После случившегося пришло понимание об истинной деструктивной сущности следуемой ими религиозной идеологии. Осознав это, он полностью отказался от радикальных убеждений, более того, он участвует в профилактической работе среди молодежи.

Наглядным примером являются и женщины, возвращенные с детьми из Сирии в рамках спецоперации «Жусан» в 2019 году. Многие из них отказались от радикальных убеждений и активно участвуют в информационно-разъяснительной работе по профилактике распространения деструктивных религиозных идей.

Жаль только, что для осознания ошибочности чуждых для всех нас религиозных взглядов, им пришлось пройти через ужасы войны вдали от Родины, бомбежки, смерть близких, лишения и голод.

— Какова религиозная ситуация в Павлодарской области?

— Религиозная ситуация в нашей области сохраняется достаточно стабильной. Основными признаками этого является отсутствие на протяжении уже длительного времени каких-либо противоречий, тем более конфликтов во взаимоотношениях между разными конфессиями. Все без исключения религиозные объединения, действующие на территории области, тесно взаимодействуют с органами власти. Руководители конфессий охотно участвуют в мероприятиях по обсуждению таких актуальных на сегодня проблем как вакцинация, противодействие коррупции, помощь нуждающимся людям и пр.

Наше управление, как уполномоченный орган, осуществляет постоянный анализ и мониторинг ситуации и процессов в религиозной сфере. И надо отметить, что существенных негативных тенденций здесь не отмечается, что укрепляет уверенность в правильности проводимой государством политики в данном направлении.

Спасибо за содержательное интервью

Cерикбол Билялов

Написать отзыв