2005-2013 годы стали пиком активного вовлечения казахстанцев в орбиту идеологии радикальных организаций и деструктивных течений, псевдоисламского и псевдохристианских течений.

В чем связано развитие столь негативных тенденции в религиозном поле Казахстана, и почему мы, несмотря на предпринимаемые меры, не можем кардинально переломить ход ситуации в религиозной сфере, об этом мы решили спросить у отечественного эксперта и религиоведа Бакытжана Сатершинова.

— У нас в стране с 2013 года реализуются различные государственные программы по профилактике религиозного экстремизма и терроризма, есть ли от них отдача и нужны ли нам подобные программы?

— Да, с 2013 года реализуется «Государственная программа по противодействию религиозному экстремизму и терроризму», в последующем она была продлена на 2017-2021 годы.

Насчет эффективности указанных программ очень сложно говорить ввиду их закрытости, отдельные пункты программ засекречены, а по открытым пунктам в СМИ нет раскрывающей информации, за исключением некоторых сухих цифр и статистики. Полагаю, это касается вопросов национальной безопасности и нужную информацию от ответственных госорганов все же получают, но только руководители высшего звена.

Кроме того, необходимо отметить во время реализации первой программы нацеленной на 2013-2017 годы пришелся пик выезда наших казахстанцев в горячие точки – в Афганистан, Сирию и Ирак. Т.е. в мире фанатиками шла валовая безудержная пропаганда псевдорелигиозных идей, мы же в ответ действовали массовой информационно-разъяснительной работой, так было практически охвачено все население страны.

Главные сайты псевдосалафитов и других течений были блокированы. Если не ошибаюсь ежегодно более 1 тыс. новых сайтов, блогов, роликов и других информационных рупоров блокируется специалистами ответственными за наше информационное пространство.

К сожалению, в интернет-пространстве ситуация быстро не меняется, там по-прежнему активны адепты деструктивных течений, так по моим наблюдениям они с 2016 активно перешли в социальные сети для пропаганды своей радикальной идеологии. Здесь о переломном характере в этой области говорить проблематично, кроме наработанных схем блокировок, ничего нового придумано.

Параллельно внутренних дел и КНБ РК находят завербованных адептов или главарей ячеек разных течений, заводят уголовные дела по статьям пропаганды экстремизма и терроризма, подготовки к актам террора, финансирования и т. д, тут также в 2016-2017 годы, более 150 уголовных дел в год было возбуждено.

Т.е. это уже реальные граждане в нашей стране, адепты радикальной религиозной идеологии, лично или объединенные в группы были выявлены и осуждены за дестабилизацию ситуацию.

Если говорить о выделяемых финансовых средствах на реализацию данных программ, то основные расходы ушли на оснащение и переоснащение органов национальной безопасности. Т.е. на техническое оснащение, вооружение, подготовку антитеттрористичких отрядов и т.д.

Меньшая же часть, где-то 10-20% на профилактическую и контрпропаганлискую работу среди населения с привлечением НПО и экспертов. Думаю в будущем надо уже пересматривать этот подход, т.е. не менее 50% средств госпрограммы отдавать именно на эти прямые траты.

Ограждение населения от деструктивной идеологии показало свою эффективность, ее надо продолжить, но с учетом новой стратегии госорганов с усилением обратной связи и мониторинга ситуации.

Сейчас наше население в большинстве поняло, «кто есть кто» в религиозном пространстве и кому надо доверять. Это хорошая тенденция.

Помимо этого, нужно еще продумать расходы на социальное адаптирование осужденных лиц, т.е. бывших заключенных выходящих по т.н. «религиозным статьям», чтобы они опять не стали «питательной базой» для дестабилизации ситуации. Операция «Жусан» наглядно показала, как можно организовать эту работу совместно с гражданским обществом, этот опыт надо обязательно сохранить и проецировать.

И ежегодная отчетность перед населением, сделают госпрограмму в сфере противодействия экстремизму понятной и действительно высокоэффективной.

— Одним из важных приоритетов в сфере противодействия религиозному экстремизму и терроризму является подготовка квалифицированных кадров. Есть ли успехи на этом фронте?

— Да безусловно. Если говорить об исламских теологических заведениях страны, то Духовное управление мусульман Казахстана добилось определенных успехов.

Если ранее наша молодежь активно выезжала в зарубежные исламские заведения, то сегодня у них есть возможность получить качественное образование у себя на родине, пройдя тесты и экзамены.

Количество студентов Египетского университета исламской культуры «Нур-Мубарак» в Алматы растет с каждым годом. Это говорит о востребованности специалистов. Данное учебное заведение на сегодняшний день подготовило немалое количество исламоведов, теологов, некоторые из них уже сегодня работают в системе Духовного управления мусульман Казахстана, центрах изучения проблем религии, системе КУИСа, НПО и др.

Главным фактором увеличения количества студентов стало выделение грантов по линии Министерства образования и науки, а также грантов от акиматов отдельных областей (ВКО, Атырау, Актобе), с целью восполнения религиозных кадров у себя в регионах. Это очень хороший пример для других регионов.

 — Что Вы можете сказать о чтении и распространении религиозной литературы в Казахстане?

— Сильных трансформаций не наблюдается, Комитетом по делам религий МИОР РК ведется работа по проведению религиоведческой экспертизы религиозных материалов и предметов религиозного культа, пресекается ее ввоз и распространение вне культовых сооружений. В регионах работают спец.пункты по продаже религиозной литературы, там она проверенная и ее можно покупать.

Однако в обществе сложилось стереотип чтения религиозной литературы из Интернета, сегодня мало кто в поисках интересной ему религиозной информации будет искать подобные специализированные магазины у себя в городе, проще и дешевле их скачать на смартфоны.

Вот тут как показывают практика, большинство материалов религиозного характера в большинстве случаев сомнительные и распространяются только в соцсетях.

— Как можно остановить негативную тенденцию чтения пользователями непроверенных религиозных источников?

— Региональными управлениями по делам религий, внутренней политики и Духовным управлением мусульман Казахстана периодически осуществляется выпуск информационных материалов и книг по религии, однако они не сильно распространены в Интернете, что в итоге приводит пользователей к нахождению литературы деструктивных течений, так как их полно в сети. Они маскируются, придавая себе вид общерелигиозного характера, но между строк и абзацев продвигают нужные и им тезисы.

Идеологи радикальных течений в отличие от наших популярных теологов не нацелены на получение выгоды от издания своих трудов и книг, их задача увеличить охват целевой религиозной аудитории, а работают на увеличение своей аудитории, популярности среди них и отсеивания отдельных заинтересовавшихся лиц для будущей вербовки.

Остановить подобное можно только двумя способами, усилить работу по мониторингу и выявлению радикальных и салафитских авторов, чьи труды наиболее распространены в Интернете и провести необходимую религиоведческую экспертизу.

В случае выявления фактов противоречию законодательства, запрещать, блокировать, доводить до граждан информацию об их запрете ввиду искажения религиозных текстов и смысла канонов религии.

И самое важное организовать контрразмещение в Интернете и в социальных сетях материалов отечественных теологов и религиоведов, доступных для скачивания и распространения.

Здесь немаловажно размещение наиболее популярных у населения тематик, а не просто размещение многих неинтересных религиозных материалов.

В идеале можно было рассмотреть возможность попросить отечественных авторов и переводчиков религиозных трактатов и трудов по исламской тематике, при выпуске своих книг и материалов предусмотреть размещение их в электронных форматах в какой-либо общереспубликанской интернет базе, для свободного доступа. Но, увы, мало кто хочет делиться своими наработками и трудами бесплатно. Думаю, здесь государству надо продумать, как системно наладить работу с авторами. Идею как вы знаете, побеждает только другая идея.

Надо понимать, что чтение и скачивание материалов религиозного характера или проповедей неизвестных проповедников может привести новых пользователей в ряды радикальных течений, выход, откуда очень проблематичен и затягивается на годы.

Думаю, в рамках той же государственной программы можно найти средства для создания альтернативных сервисов и восполнить им пробелы религиозных знаний, в т.ч. обеспечив пропаганду трудов наших квалифицированных экспертов-религиоведов и теологов.

 

Серикбол Билялов, портал «KAZISLAM»

Пікір жазу