Жизнь с мужем-салафитом для жительницы Жезказгана превратилась в ад.

Судьба Кристину не баловала. Выросла в неблагополучной семье, где мать злоупотребляла алкоголем, а отец был наркоманом. Воспитывала ее бабушка, но это не помогло. Подростком Кристина стала употреблять героин, а потом ушла в салафизм. И только годы спустя, избавившись от всех пороков и псевдорелигиозных учений, она обрела себя.

— Я родилась 19 января, в православии в этот день празднуется Крещение Господне. Отсюда и получила имя Кристина. До первого класса жила с родителями, потом они разошлись, и меня воспитывала бабушка. Семья наша не отличалась особой религиозностью. Более того, родители и развелись по причине наркомании отца. В школе училась неплохо, любила спорт. А потом, как это часто бывает, связалась с плохой компанией, и жизнь покатилась по наклонной, — рассказывает о себе девушка.

Переходный возраст проходил тяжело. В 14 лет Кристина потеряла отца, умершего от передозировки, а через два года впервые сама попробовала наркотики. Пять лет девушка «сидела» на героине.

— Я знала причину, по которой развелись родители, и хотела узнать — на что отец променял нас с мамой. Втянулась в пагубную привычку быстро, не помогла даже наркологическая клиника. А впрочем, и туда мне приносили героин, — продолжает она.

К 20 годам девушка нигде не училась, не работала и подумывала о смерти, так как считала это единственным выходом из сложившегося положения. В этот самый тяжелый период ей встретился Омар. Ему, случайному таксисту, она рассказала обо всем, а он тут же предложил руку и сердце, заодно поинтересовавшись, не хочет ли девушка принять ислам.

— Мне и раньше нравилось смотреть на девушек в хиджабах. Я видела в них некоторый свет. Поэтому согласилась без раздумий. Тем более Омар мне понравился, — признается жезказганка.

Как позже оказалось, девушка кинулась, как говорится, из огня да в полымя. Но тогда Кристина, не имевшая даже собственного сотового телефона, обрадовалась предложению новоявленного жениха и даже попросила в качестве «махра» мобильник и хиджаб. Такие скромные запросы были у невесты, которая не знала, что махр — это имущество, которое новобрачный предлагает своей суженой в подарок, и его минимальный размер — от 5 граммов золота.

Никах у молодоженов был по телефону. А потом Омар забрал Кристину, и они стали жить в арендованной квартире. Муж помог ей завязать с наркотиками, через год родилась одна дочь, на следующий появилась вторая. Между тем из любящего и заботливого мужа Омар превратился в домашнего тирана. Прикрываясь именем Всевышнего, он не разрешал жене обращаться в больницу, водить детей в детский сад, танцевать, слушать музыку, петь, рисовать, общаться со светскими людьми. Поначалу его салафизм Кристина воспринимала как признак веры.

— Я ничего не знала об исламе, и поэтому все, что рассказывал муж, было для меня догмой, пока не познакомилась с одной из сестер по вере. Она мне дала прочитать книгу о жизнеописании пророка Мухаммеда. И тогда у меня открылись глаза, я узнала, что такое настоящий ислам. В нем нет места злу. Наоборот, эта религия призывает к любви и толерантности. Даже слова «рахман» и «рахим» обозначают «милостивый» и «милосердный». В моем сознании не укладывались слова, которые говорил мне муж, и содержание священной книги, — говорит женщина.

А между тем Омар продолжал запугивать жену самыми суровыми карами, которые ждут тех, кто не надевает хиджаб, не прячет волосы, общается с неверными. Последнее стало причиной запрета общаться с родными Кристины. Но сердце мужа «смягчилось», когда ее бабушка стала отдавать молодым большую часть своей пенсии. Омар разрешил жене посещать пожилую женщину, а заодно и забирать ее деньги.

— Вскоре мы стали ругаться из-за религиозных взглядов. Самая крупная ссора произошла, когда муж сообщил мне, что я и дети являемся его имуществом. Я взяла книгу жизнеописания пророка Мухаммеда и процитировала фразу, которую он намеренно исказил. Потому как в ней говорилось об уважении к семье. Но Омар стоял на своем, мог накричать, поднять руку на меня и детей. Четыре года я жила затворницей, никого не видела, ни с кем не общалась. Даже со своей мамой он познакомил меня, когда я была на большом сроке беременности. А все потому, что он не уважал ее и считал кяфиром. Она — светская женщина, и тем самым раздражала сына. А ведь в исламе говорится, что «рай человека — под ногами матери», — сетует Кристина.

Окончательное решение о разводе (хотя супруги жили в гражданском браке) пришло после того, как у старшей дочери вследствие нервного срыва и испуга появились косоглазие и тик. Омар не разрешал жене вести ребенка к врачам. После чего Кристина сбежала к матери, которая к тому времени стала вести здоровый образ жизни.

— Когда мы жили вместе, дочка не разговаривала, сейчас же хвалят воспитатели, отмечая ее общительность и активность. Я не хочу, чтобы муж принимал участие в жизни детей. Ведь он будет плохо на них влиять, — уверена женщина.

Сразу же после ухода от Омара Кристина сняла хиджаб, чем вызвала приступ бешенства у бывшего супруга. Ей пришлось обратиться за помощью в правоохранительные органы, которые и теперь охраняют покой жезказганки и ее детей.

— Он угрожал нам смертью, и я знаю, что это были не пустые угрозы. Потому что такие, как он, радикально настроенные фанаты очень жестоки. Я знаю сестру по вере, которая покончила с собой. Другой женщине на восьмом месяце беременности муж сломал руку и не разрешал обращаться к врачам. В результате у нее неправильно срослись кости. И таких примеров немало. Безусловно, сейчас мне очень тяжело — я не могу оформить АСП, есть проблемы с пропиской, так как бабушка, в квартире которой я была зарегистрирована, умерла, а дядя нас с мамой выписал. И все равно мне гораздо легче и дышится свободнее, чем когда я жила с Омаром.

Сейчас Кристина устроилась продавцом в магазин, вернулась в спортзал и стала понемногу приходить в себя. А ее дочери узнали, что такое овощи, фрукты, сладости. Они смотрят телевизор, научились новым песням, танцуют и рисуют.

Сама же Кристина остается мусульманкой без радикальных взглядов. Она уверена, что все проблемы решатся, а самое страшное уже позади.

 Самал АХМЕТОВА

2 ПІКІР

  1. Такие люди как он не имеют права называть себя верующим человеком. Как можно так обращаться с человеком который родил ему детей? Его поведение противоречит здравому смыслу и религии. Радикалы несут лишь вред окружающим, я поражён их жестокостью.

  2. За женщину очень рад, тот факт что она смогла открыть глаза, проанализировать ситуацию и найти из неё выход, заслуживает похвалы.
    Радикалы хвастаются какие они религиозные и правильные, но на деле не больше чем жестокие садисты.

Написать отзыв