Новейшая эпоха характеризуется динамизмом религиозности. В Казахстане так же, как и в других странах бывшего Советского Союза, стремительно идет процесс «сакрализации» практически всех сторон жизни, что позволяет квалифицировать наше современное общество как постсекулярное.

На всем постсоветском пространстве появились «новые» религиозные организации, которые требовали к себе иного отношения.

В 1992 году был принят основной Закон Республики Казахстан (далее – РК). В статье 22 Конституции было установлено: «Каждый имеет право на свободу совести», а затем и в Законе РК «О свободе вероисповедания и религиозных объединениях», закреплены признаки светскости современного Казахстана.

В октябре 2011 г. был принят новый Закон «О религиозной деятельности и религиозных объединениях». [1] Главным стало то, что были определены принципы равенства всех религиозных верований, право граждан свободно исповедовать любую религию, или не исповедовать никакой; отделение государства и его учебных заведений от религии, а также гарантии на равноправие каждого гражданина независимо от его религиозного убеждения.

Новый Закон дал право на свободу деятельности религиозных объединений. Например, только в Северо-Казахстанской области прошли перерегистрацию 143 религиозных субъектов, принадлежащих к 10 конфессиям.

Поскольку в преамбуле Закона отведена особая историческая роль исламу ханафитского направления и православному христианству «в развитии культуры и духовной жизни народа», такие религии как, например, Церковь Объединения Муна, Международное общество сознания Кришны, вера Бахаи и др. являются новыми для казахстанского общества. И большинство людей, которые пришли в эти конфессии, совершили конверсию.

Религиозная конверсия (от лат. conversion – обращение, превращение, изменение) – изменение системы ценностей в окружающем мире и самом человеке при вступлении в новую веру.

В современном обществе данное социальное явление влияет как на традиционную идентификацию личности, так и на её отношение к религиозности. С изменением общественного строя, религиозные обращения (российская социология религии использует данный термин в конфессиональной лексике) фактически становятся процессом трансформации сознания, оказывающим влияние на переоценку ценностей и переосмысление личной идентичности. С точки зрения социальной философии необходимо отметить не только религиозный смысл, но также и более сложные процессы обращений, которые имеют место быть и в настоящее время.

В связи с этим мы можем привести немало примеров трансформации сознания людей:

1) как уже было сказано выше, под влиянием миссионеров казахстанцы стали переходить в новые для нашей страны веры, в дальнейшем получившие собирательное, на наш взгляд, не совсем корректное название, – «нетрадиционные религии»;

2) ранее религиозно-нейтральные люди становились верующими – в основном пришли в свои «традиционные» для каждой этнической группы религии (казахи – мусульмане, русские – православные, поляки – католики);

3) верующие стали осуществлять внутренние переходы в традиционных религиях. Данные обращения разделим на две подгруппы:

первая – переход в инокультурную религию, которую западные учёные и называют конверсией (например, обращение православного человека в ислам);

вторая – переход из одной конфессии в другую в пределах одного направления (например, из католицизма в православие). Социогуманитарная литература Запада называет такое обращение прозелитизмом (греческое proselytos). Данное слово имеет два значения: 1) человек, принявший новое вероисповедание. 2) новый горячий приверженец чего-нибудь).

В Казахстане обычно не разделяют эти категории и в понятийном плане применяют термин «религиозная конверсия». Поскольку наше мнение сходно, считаем, что любой выход из религиозного объединения подразумевает радикальные отличия от бывшей религиозной практики, следовательно, нет существенной разницы, в каком направлении вышел новообращённый – внутри конфессии полностью или за её пределы. Исключением являются случаи, когда человек выходит за пределы любой религии, теряет веру и становится атеистом.

ТАҒЫ ОҚЫҢЫЗ:  В Кыргызстан доставлено 25 тысяч доз вакцины «QazVac»

Термин «конверсия религиозная» впервые мы можем наблюдать у Тертуллиана, затем у Эпиктета и стоиков.

В античных формах обращений из одной религии в другую преобладали конверсии не столько в религиозном порядке, сколько в политическом и философском.

В средневековье, а затем и новом времени появились такие движения экспансии своих религий, как миссии, религиозные войны и «пробуждения».

В настоящее время превалирует конверсия иного характера, а именно – свободный и добровольный переход из конфессии в конфессию.

Для постсекулярного общества религиозная конверсия несомненно является прогрессивным явлением. Новейшие технологии позволяют продвигать религии в новые социокультурные ареалы. Общество имеет возможность получать информацию и расширять свои знания о других религиях, сознательно выбирать ту религию, которая соответствует внутреннему миру человека, а не просто является для него обязательной.

Однако имеется множество причин считать, что данный феномен имеет и негативную окраску. Главная из них – ослабление традиционных ценностей, культурных традиций своего народа, общественных и семейных отношений. Традиционные религии пытаются искусственно помешать этому процессу, часто при поддержке со стороны государства, но всё же не в состоянии остановить данный процесс.

Российский социолог Валентина Борисовна Исаева [2, с. 111], рассматривая концептуализацию процесса религиозной конверсии в современной социологии, полагает, что в мире набирают обороты протестантские и новые религиозные движения, которые лучше «вписываются» в современную действительность.

Прежде всего, они используют современные маркетинговые технологии, такие как реклама, сервис, качество услуг. Всё это производит большое впечатление на современное общество, особенно – на молодёжь, которая и является основным «потребителем» данного товара на рынке духовных услуг.

Также следует отметить, что конверсионность является своеобразным выражением протестных настроений, вызванных проблемами социально-политического характера: безработица, отсутствие перспектив и уверенности в завтрашнем дне, социальная незащищенность.

Вызывает также опасение и тот факт, что переходя от национальной культуры и традиций в «безобидное» и «прогрессивное», на первый взгляд, христианское или исламское религиозное объединение, можно угодить в салафитско-ваххабитские и оккультно-мистические организации. При этом необходимо также и осознавать угрозу национальной безопасности. Поэтому государство должно быть особенно заинтересовано в исследовании такого явления современного общества, как религиозная конверсия.

Религиозная конверсия в современном демократическом государстве – это естественное явление. На государство накладывается ответственность, обеспечить сохранение идеологического баланса в обществе, основами которого должны быть толерантность и равноправие.

Таким образом, изучение религиозной конверсии – важная и актуальная тема в современном обществе, которая должна быть поддержана такими науками, как религиоведение, социология, политология, философия, психология, педагогика и общественные науки.

О. СИНЯКОВ,

магистр гуманитарных наук, старший преподаватель Северо-Казахстанского государственного университета им. М. Козыбаева, эксперт-аналитик КГУ «Центр общественного развития и информации»

А. САБАГАНОВА,

эксперт-аналитик КГУ «Центр общественного развития и информации»

Литература

  1. Закон Республики Казахстан от 11 октября 2011 года № 483-IV «О религиозной деятельности и религиозных объединениях» (с изменениями и дополнениями по состоянию на 11.12.2016) [Электронный ресурс]. – URL: https://online.zakon.kz/Document/?doc_id=31067690/;
  2. Исаева В.Б. Социологические исследования религиозной конверсии в зарубежной научной традиции: классические концептуальные модели / В.Б. Исаева // Научное обозрение. Серия 2. Гуманитарные науки. – 2013 – № 6. – С. 28-36.

Написать отзыв