Живя в  Центральной Азии многие наши граждане имеют мало представлений о об особенностях других мусульманских стран, разве что ближайших Турции или Эмиратов, КСА, так как многие граждане побывали в этих странах на отдыхе, учебе или хадже.

Западный же мир Ислама, а это т.н. страны Магриба от Египта до Мавритании и они малоизвестны, но интересны по своему, эти страны так же как и мы развивались по своему собственному сложному пути, через ошибки и трудности.

Королевство Марокко одна из таких государств, где учитывая и совмещения национальные традиции и исламские каноны страны смогла выстроить свою уникальную политику в сфере религии и межнациональных отношений.

Королевство Марокко  (араб. المملكة المغربية аль-Мамля́кату ль-Магриби́яту) «страна дальнего Запада» именуют ее остальные мусульмане от Китая до Египта.

Марокко – государство в Северной Африке, омываемая водами Атлантического океана и Средиземного моря. Уникальное государство с местом расположения и культуры.

В Марокко сегодня живут более 35,5 млн. человек. Около 60% населения — арабы, 40 % — берберы.

Разговорный арабский язык — это т.н. марокканский диалект, который не понимают другие арабы на Ближнем Востоке, и второй государственный язык – это берберский, на нем говорят в основном жители районов и мелких деревень страны.

Ислам является государственной религией Марокко. 98,7 % марокканцев — мусульмане-сунниты, 1,1 % — христиане, 0,2 % — иудеи их более 6 тыс. человек.

Население — 3,752 млн. в г. Касабланка, 1,885 млн. в Рабате (столица), 1,224 млн. в г. Фес, 1,198 млн. г.Танжер, 1,003 млн. г. Марракеш, и 924 тыс в г. Агадир.

Первое арабское государство в 7-8 веках основал имам Идрис ибн Абдаллах правнук Хасана ибн Али  (р.а.)

XI-XII веках при династиях Альморавидов и Альмохадов Марокко стал небольшой североафриканской империй. Именно через Марокко Ислам распространился в Европе.

Наивысшего расцвет государство достигло при Ахмаде аль Мансуре II, носивший кунью аль-Мансур («победитель») и аз-Захаби («золотой») .

Сегодня Марокко в плане развития и сосуществования религии считается, страной стабильной и бесконфликтной. 

Благодаря серии широкомасштабных реформ, проведенных государством в религиозной сфере после нападений в Касабланке 2003 году, Марокко восстановило свой имидж мирного и прогрессивного государства.

Специфика марокканского ислама и его история обычно приводятся в качестве объяснения того, почему Марокко стоит отдельно от других мусульманских стран с точки зрения отношений между политикой, властью и религией.

Необходимо отметить, что правовые основы марокканского ислама коренятся в известном Маликитском мазхабе.

Особый триумвират национальных исламских традиций: Маликитский мазхаб, Ашаритская акыда, а также различные школы суфизма составляют основу т.н. марокканского ислама.

Здесь мы видим похожую формулу с Казахстаном, ханафитский мазхаб, матуридитская акыда и суфийский путь.

Как отмечают высшие марокканские чиновники: «Марокко имеет эту марокканско-андалузско-африканскую, арабско-берберскую специфику и это сочетание порождает особый менталитет, особое видение толерантности между народами и религиями.

Именно это богословское сочетание поддерживается государством, несмотря на проникновение салафизма и ваххабизма с 2000-х годов, которое понимается как чуждое марокканским религиозным традициям вероучение Ислама. Такая же проблема есть в республиках Центральной Азии. Казахстанская молодежь тоже когда-то бесконтрольно получала религиозное образование в худжрах на Ближнем Востоке.

В отличие от других арабских стран, в Марокко не было т.н. «Арабской весны».

Страна сумела ограничить влияние противоположных религиозных доктрин «марокканскому официальному исламу».

Король Мухаммед VI (да хранит его Аллах) подтвердил важность этих национальных исламских традиций для обеспечения «спокойствия и духовной безопасности» марокканских мусульман в стране и за рубежом, что соответствует его официальной должности — руководителя верующих ( Амир аль-мукминин ). У нас же государство светское, и руководитель государства не имеет такого титула, так как Ислам религия отделена от государства.

После получения Независимости с 1960 годов идет широкая интеграция марокканских мигрантов и их потомков в Западной Европе.

Они представляют основные авторитетные демографические группы во Франции, Нидерландах и Бельгии.

Учитывая эту ситуацию, власти коренным образом изменили свою внешнюю  и внутреннюю политику в т.ч. развитие религиозной составляющей.

Из полузакрытой страны Марокко стал религиозно терпимым и безопасным государством для всех верующих.

Также марокканское государство постепенно разрабатывает религиозную политику, предназначенную для оказания религиозных услуг марокканцам за рубежом, начиная от отправки имамов до прямого финансирования строительства мечетей и исламских объединений в зарубежных странах.

Именно религия укрепляла все эти годы связь между монархами и народом, имамами и общинами, а также между марокканскими гражданами за рубежом и их родиной.

Вместе с тем с 90-х годов появилась новая проблема, некоторые марокканцы в Европе и Ближнем Востоке стали участвовать в деструктивных движениях, таких как «Таблиги жамаат», «Братья-мусульмане» и т.д., и привносить их идей на свою историческую родину. Схожую проблему испытывал и Казахстан до запрета многих деструктивных течений в стране.

После шока от нападений в Касабланке в 2004 году король Мухаммед VI выступил с речью, в которой объявил об официальной реструктуризации религиозной сферы.

Обширная серия реформ, начатых монархией, оказала повсеместное влияние на исламские дела в стране: в результате реформ были созданы новые отделы религиозной бюрократии в министерстве по делам народа и ислама, целевые учреждения исламского образования и их организации. Учебные программы, установившие монополию на фетвы на уровне Высшего совета Улемов, институционализировали положение женщин-проповедников в государственной администрации и привели к массовой программе обучения примерно 46 тыс. имамов в стране.

Одним из наиболее заметных изменений, вызванных этими реформами, стало возросшее официальное присутствие государства в религиозной сфере и «бюрократизация» имамов и других религиозных деятелей в качестве государственных служащих.

Учитывая транснациональный характер марокканского религиозного поля, было бы удивительно, если бы диаспора не была включена в эти реформы.

Для решения этой проблемы 2008 году король Мохаммед VI основал Европейский совет марокканских улемов (CEOM) в Брюсселе и Рабате с целью лучшей координации марокканских исламских объединений и укрепления своего транснационального присутствия в мусульманских религиозных полях Западной Европы и разъяснения традиционного религиозного пути марокканцев.

Одним из наиболее заметных изменений стал шаг по централизации всей религиозной деятельности за границей под эгидой Министерства по делам беженцев и ислама. В РК также было создано Агентство и Министерство по делам религий просуществовашие до 2018 года. Функции по контролю религиозной сферы у нас переданы МИОР РК.

Ежегодно в месяц Рамадан более 500 чтецов Корана и теологи выезжают из Марокко в десятки стран мира, для службы в мечетях согласую свою деятельность с местными органами власти страны прибытия.

Также министерство выделяет более 10 миллионов евро в год на проекты строительства мечетей и исламских ассоциаций за рубежом. Казахстан же не имеет больших диаспор за рубежом, которые могут стать центрами религиозной общины за рубежом.

Основная цель этих делегации сохранение «марокканской идентичности» для поддержания мусульман и их правильного понимания вопросов религии в соответствии с Маликитским мазхабом.

В целом как внутри страны так и за рубежом госорганы упорядочили и контролируют содержание и формы того, что говорится в мечетях.

В этих целях в соответствии с королевским указом марокканцы создали Европейский совет марокканских улемов (ЕСМУ).

Также они основали Институт подготовки имамов им. Мухаммеда VI. Где обучается как мужчины, так и женщины, более 1300 человек, в основном из стран Африки, расположенных к югу от Сахары, Мали, Сенегала, Нигерии, Гвинеи, Гамбии и Чада, где имеются ячейки «Аль-Каиды» и ИГИЛ (запрещены в Казахстане).

Благодаря соглашению, подписанному между президентом Франции и марокканскими властями и изучают специально разработанные программы. Учебный план охватывает изучение ислама, а также философию, историю религий, сексуальное воспитание и психическое здоровье. После выпускники возвращаются на родину и качестве религиозных служителей и учителей. На заре 2000-х годов Казахстан также совместно с Египтом создал аналогичный исламский институт  — Нур-Мубарак.

Имамы североафриканского региона проходят профессиональную подготовку по различным специальностям — электрике, сельскому хозяйству, портному делу и др., чтобы они могли получать какой-то доход после возвращения домой.

Также  действует старейший Университет Аль-Карауин готовящий национальные религиозные кадры и помогающий новым исламским учебным заведениям.

Маликитская религиозно-правовая школа придает особое значение традициям местного сообщества, а не жестким буквальным толкованиям и консервативным взглядам. Ханафитская школа ЦА и Казахстана также стоит на этих позициях.

Благодаря этой гибкости ислам настолько хорошо адаптировался к многонациональному населению Марокко, что они демонстрируют успехи и в Европе.

Национальные религиозные традиции марокканцев вносят особый вклад в богословское развитие и европейского ислама.

Страна продвигает принципы мирного ислама, как альтернативу экстремистским идеологиям в Сахаре.

Концепция марокканского умеренного ислама показала свою состоятельность и востербованность в наше время. Видение и практика казахстанского государства тождественна политике Короля Марокко проводимого им своей стране и за границей.

Марокко стал оазисом религиозной терпимости в африканском регионе и не без преувеличения проецирует своей опыт в соседние африканские и европейские страны.

Написать отзыв