Современный мир нестабилен. СМИ ежечасно обрушивают информацию о вселенских катастрофах (наступление Армагеддона, свиной и куриный грипп, теперь – коронавирус), террористических актах, возрастающей преступности, экономической нестабильности. Все это порождает панику и опустошённость, заставляет искать выход из сложившейся ситуации, который нередко ведет только к последней инстанции – Богу. Но и здесь дела не всегда складываются просто – возникает проблема в многообразии выбора религиозных учений.

Почему простые люди осуществляют переход из одной веры в другую, что ими движет, какую гамму чувств они испытывают при этом, как к ним относится окружающий их социум?

В настоящее время наука ориентирована на изучение многообразия религий и самого процесса религиозной конверсии. Этими исследованиями занимаются современная философия, социология, религиоведение, культурология, политология, но на данном этапе нас интересует исследование мыслей и душевных переживаний конвертита.

Слово «конверсия» (от лат. conversion) – означает «обращение, превращение, изменение». В социальном смысле этот термин равнозначен переходу из одной религиозной ячейки в другую, а с точки зрения психологии, конверсия – глубокая трансформация личности, которая является своего рода инициацией для неофита, когда меняются его убеждения и окружение, духовные ценности, цели жизни, прерывается связь поколений.

Эго-психологической основой феномена религиозной конверсии является риформинг трансформации индивидуума. Психологическую сущность конверсии виртуально можно разделить на два основных вектора.

Первый – направлен на исследование реакции окружающего его социума. Рассмотрим данный пункт подробнее.

Всеобщая декларация прав человека устанавливает религиозную конверсию на позицию прав гражданина: «Всякий имеет право на свободу мысли, совести и религии; это право включает свободу менять свою религию или вероисповедание…».

Программные документы, теоретики западных стран и общественность относятся к самой конверсии и конвертитам толерантно. Они считают, что каждый человек имеет право выбрать себе религию. Процесс конверсии – это естественное явление в демократическом обществе. Религиоведы постсоветского пространства полагают, что традиционные конфессии – это религии, которые являются национальным и культурным кодом наших народов, новые же религии несут деструкцию, пытаются разрушить наше единство, размыть традиции.

Потому отношение к религиозной конверсии в странах бывшего Советского Союза имеет большей частью негативный оттенок — связано это с тем, что западные теории зародились в мире, где демократия развивалась уже много столетий, соответственно, они ориентированы на то, что человек может делать свой собственный выбор. В странах постсоветского периода, где демократия находится в стадии развития, конверсия воспринимается обществом негативно, как предательство национальных, религиозных, этических ценностей. Общество это осуждает, и государство становится на сторону общества, направляя политику в русло возрождения национальной культуры.

Как относятся к данной проблеме мировые религии? Этические нормы всех религий не поддерживают насилие, принуждение религиозных адептов и оставляют за ними право свободы. Например, в Коране сказано: «Нет принуждения в религии».

С точки зрения мировых религий, необходимо также отметить, что все они одобряют конверсию, если неофиты решают перейти именно в их веру. В православии есть даже такой термин – «воцерковление», иудаизме – «гиюр», исламе – «шахада», индуизме – «дикша».

И в то же время, когда дело касается выхода из какой-либо религиозной организации, церковь, как бы допускает данные факты, однако на всех языках это звучит, как «вероотступничество», а религиозные доктрины иудаистов, друзов, зороастрийцев вообще считают недопустимым обращение их адептов в другие религии.

Однако формальная декларация новообращенным своей принадлежности к другой религиозной группе/конфессии еще ничего не говорит как о факте коренного изменения его мировоззрения и поведения, так и о соответствии между реальным вероучением данной религиозной конфессии/группы и субъективным восприятием этого учения самим индивидом-неофитом.

Сегодня каждый из нас знает в своем ближайшем социальном окружении кого-то или даже многих, причисляющих себя к истинно верующим адептам, но на самом деле таковыми не являющимися, или же использующих свое пребывание в рядах избранной им религиозной конфессии, как бы это кощунственно не звучало, в целях реализации каких-то своих собственных, узкоэгоистических устремлений.

Здесь вполне логично и правомерно можно было бы задать вопрос: следует ли считать конвертитами славян времен Киевской Руси, когда большинство киевлян были насильственно-принудительно обращены из язычества в православное христианство великим князем Владимиром Красное Солнышко, причем новообращенные христиане, формально приняв новую веру и внешне соблюдая новые религиозные обряды, при этом втайне продолжали исповедовать верования своих предков, ведь психологический смысл религиозной конверсии подразумевает процесс и результат глубоких изменений личности?

Эти изменения касаются интерпретации важных жизненных событий, собственной идентичности личности, иерархии ее ценностей и постановке жизненных целей.

И как дополнительный довод к данному вопросу, приведем следующее: ведь кроме формального занесения группой, социумом в состав своих приверженцев неофита, первым и основным свидетельством о конверсии берется все же именно устное, личное декларирование индивида о своей приверженности к новому вероучению, а отсюда вывод — самоидентификация используется как основной и единственный индикатор конверсии!

С учетом вышесказанного, для выявления религиозной ситуации и мнения народа относительно конверсии, в КГУ «Центр общественного развития и информации» КГУ «Управление внутренней политики акимата Северо-Казахстанской области» с 1 по 4 квартал 2019 г. были проведены социологические исследования. Всего было проведено 13 исследований с общим охватом 4272 человека, методом анкетирования.

Общественное мнение показало, что большинство опрошенных жителей региона (60%) убеждены – каждый человек должен быть свободен в выборе веры. (65%) респондентов высказались за то, чтобы все конфессии без ограничений распостраняли свои вероучения, с вовлечением в свои ряды новообращенных, причем сами новообращенные в глазах окружающего социума не становятся изгоями и маргиналами, а пользуются наряду со всеми свободой и уважением.

Таким образом, подводя итог общественному мнению, психологической особенностью североказахстанцев является в основном спокойное восприятие такого явления, как конверсия и нейтральное отношение к самим конвертитам, если они не являются представителями террористических организаций.

Второй вектор определяет исследование мотивации самого новообращенного.

Важнейшей задачей психологии по второму направлению исследования конверсии является выявление причин, побуждающих человека совершать переход из одной веры в другую.

ТАҒЫ ОҚЫҢЫЗ:  Коррупция считается большим грехом – Верховный муфтий

Анализируя зарубежные и отечественные источники, которые были отмечены выше, а также в ходе социологических исследований авторами выявили множество побуждений к данному феномену. Однако во главу угла выдвигаем духовные искания личности, где психологическое измерение исследуемого объекта играет ключевую роль. Следует сразу оговориться, что речь здесь идет о субъекте, который действительно является верующим, ищет ответы своим мыслям через Бога.

В ходе беседы с адептами выявлено, что в этом немаловажную роль играет изучение библейских текстов, атрибутика, посещение храма, встреча с духовным наставником, молитвы и др. аспекты, которые «ведут к просветлению», «улучшают здоровье», «приносят жизненные блага». Только в тот момент, когда духовные ценности иной веры становятся смыслом жизни человека, его идеалами, тогда он и сам переходит в другую конфессию. Этот факт подтверждает и проведенное социсследование – так, 24% респондентов на вопрос «Почему Вы исповедуете именно эту религию?», позиционировали ответ «Я сам(а) перешел(шла) в эту религию вследствие личных духовных поисков».

Также, немаловажную роль в конверсии играют и социально-психологические условия жизни адептов, например, «трудная жизненная ситуация», которая может случиться с каждым – страшная болезнь, аварии, развод, смерть близкого человека, безработица, переезд в другую местность и др.

Психологически человек, доведенный до отчаяния, готов умереть, но происходит чудесное спасение. С одной стороны – усилия самого человека, а с другой – Божия помощь, укрепляют веру в человеке. И если в трудную минуту христианин почему-то молился Аллаху и тот ему «помогает», то для адепта наступает момент истины, который ведет к переходу в другую религию.

Другим примером тому может служить вступление в брак. Есть такая поговорка: «браки заключаются на небесах», поэтому нет ничего удивительного, что, объединившись в семью, один из новообразованной семейной пары, уступая, принимает вероучение другого.

Однако здесь хотелось бы задаться вопросом следующего содержания: оказывается, имеют место случаи, когда женщины из числа православных христиан выходят замуж за мужчину-мусульманина, после чего она принимает ислам, однако в будущем жизненные обстоятельства складываются так, что женщина-неофитка теряет своего мужа, и, возвращаясь к привычной для нее социальной среде, традиционно отождествляемой с православием, опять принимает, если можно так выразиться, «веру своих отцов». В данном случае вопрос – оправдана ли морально, психологически и этически в этом случае повторная перемена вероисповедания или следует ли охарактеризовать таких неофитов вероотступниками, предателями веры?

Религиозный человек сам по себе уже подвержен фактору подчинения – вся его жизнь подчинена служению Богу, поэтому особое внимание нужно уделить процессу вербовки верующего в другие религиозные организации. Причем на современном этапе можно обойтись без миссионеров. В интернете размещена вся необходимая литература, сайты и видеоконференции. Как показывает опыт, такие духовные перерождения неофита могут происходить в достаточно короткие сроки.

Можно и далее приводить примеры и причины конвертизма, однако нужно сказать одно – все они акцентированы на психологию субъекта.

Замечательный российский исследователь И.С. Буланова посвятила ряд работ психологическим изменениям самосознания индивида в ходе религиозного обращения, в результате чего было выявлено четыре таких группы:

аскетическая – максимально отрицательная;

кризисная – отрицательная;

позитивная – положительная;

катарсическая – максимально положительная.

Все типажи самосознания, несомненно, важны, но последний на наш взгляд, представляет для психологического исследования особый интерес. Согласно нашим исследованиям, среди верующих катарсический тип личности встречается чаще всего (55 %).

В ходе серии вышеуказанных исследований, были проведены беседы с неофитами, перешедшими в другую веру, причем упор был сделан на благоденственный тип, который характеризуют следующие признаки — высокая степень религиозности и религиозных знаний, эмоциональный восторг, готовность делиться радостью с другими, максимальный подъем биоэнергии человека, готовность к открытым взаимодействиям внутри религиозной группы.

Портрет катарсического типа неординарен, но, несомненно, одно – верующий оценивает свой переход в новую веру максимально положительно. Религиозные убеждения и знания Священных текстов становятся намного глубже прежних и ретивее служение, выраженное в более строгом соблюдении ритуалов, постов и дресс-кода, чем у «старых» членов религиозной организации.

Под воздействием ряда внешних причин и внутренних качеств человека происходит изменение параметров системы личностных смыслов, которые охарактеризовал Л.Выготский. Система смыслов подразумевает общекогнитивное, эмоциональное, побудительное и компульсивное поведение адепта.

Именно катарсический тип обращения в новую веру, обладая высокодуховностью, оценивает произошедшую с ним инициацию, как высокопожительную.

Преодолев данную стадию духовного развития, адепт переходит в ревилативный тип и превращается в «приближенного» к Богу.

Психологическая оценка самого положительного типа данного явления имеет следующие характеристики:

  1. Новообращенный переходит в другую веру, изменяется его система ценностей, гипер-реальностью становится вера в Бога;
  2. Характерными чертами личности становятся — восторг, а состояние эйфории приводит новообращенного в стадию «приближенного» к Богу.

Рассмотренный генезис данного типа религиозной конверсии представляет для общества несомненный интерес, однако требует дальнейшего изучения, т.к. разделение на типы является весьма условным и неустойчивым компонентом.

В научно-исследовательском, экспертном сообществе еще не сложилось единообразное, полное и исчерпывающее научное объяснение феномена религиозной конверсии – так, до настоящего времени предлагаются варианты начиная от трактовки «принудительное приобщение» (насильственная индоктринация, приобщение с помощью различных психотерапевтических методик и т.п.) до добровольного, осознанного выбора и принятия индивидом другой религии, другого вероучения (кризис традиционных форм религий, самостоятельный осознанный выбор  индивида в силу различных жизненных обстоятельств), поэтому авторы исследования считают настоящую тематику достаточно актуальной и интересной как для научно-исследовательского сообщества, так и для широкой общественности, ведь невзирая на такие обстоятельства и исторические примеры, когда обращению в другую, чуждую им религию массово обращались тысячи, десятки  и сотни тысяч  людей, и в настоящее время имеются множественные, пусть даже и единичные случаи обращения в другую религию людей, поэтому особенно важным полагаем изучение и анализ причин, способствовавших религиозной конверсии, а также особенностей и последствий таких изменений и инициаций.

Олег СИНЯКОВ,

магистр гуманитарных наук, старший преподаватель СКУ им. М. Козыбаева, эксперт-аналитик КГУ «Центр общественного развития и информации»

Тулеген ОРАЗОВ,

психолог КГУ «Центр общественного развития и информации»

Написать отзыв