Что делать с радикалами? Об этом говорили участники семинара “Оценка рисков и потребностей осужденных”, организованного МВД, ОБСЕ и Управлением ООН по наркотикам и преступности (УНП).

Сейчас в местах лишения свободы в Казахстане содержатся сотни человек, осужденных за экстремистские и террористические преступления.

– Этот контингент способен на самоорганизацию с целью коллективного неподчинения администрации учреждений, массовые побеги. Внешняя составляющая угрозы для пенитенциарных учреждений – попытки радикалов освободить единомышленников. В их идеологии существует принцип отмщения за братьев, проведения вооруженных атак на объекты силовых ведомств, – отметил старший оперуполномоченный по особо важным делам оперативного управления КУИС Даулет АБРАЕВ.

Большая часть этих людей является пострадавшими от идейно-психологических манипуляций. Как правило, это молодые люди.
– Религиозная экстремистская идеология – коллективный продукт специалистов: психологов, политтехнологов, которые намеренно создают негативные общественные тенденции религиозно-радикального характера.

Если ранее радикалы призывали выезжать в Сирию, присоединяться к ДАИШ (Исламское государство), то сейчас звучат призывы совершать джихад там, где вы находитесь, – подчеркнул Абраев. – Для противодействия этой идеологии необходима адекватная системная контрработа специалистов. Мы должны объединиться в общий фронт и выработать единую методологию борьбы с этим явлением.

Зампред КУИС Мейрам АЮБАЕВ добавил, что при определении степени радикализации осужденного в колониях используют психологические тесты и детектор лжи.

– Есть заключенные, с которыми сложно вести работу. Они имеют влияние на сокамерников. Чтобы этого не происходило, мы переводим их в отдельные камеры. Мы полностью изолируем их и ведем целенаправленную работу.

Известный теолог, директор Центра по противодействию религиозному экстремизму при университете “Нур Мубарак” Аскар САБДИН в рамках института переподготовки имамов готовит священнослужителей к работе с радикалами. Обучает, как переубеждать их на их же языке, – рассказал Аюбаев.

А национальный эксперт УНП ООН, кандидат юридических наук, доцент Аблайхан АККУЛЕВо том, что провел оценку рисков и потребностей осужденных за террористические и экстремистские преступления. 

– Сегодня нет единой системы оценки рисков и потребностей таких осужденных. Должен быть некий стандарт, который позволит всем двигаться в одном направлении. Нужно понять, насколько осужденный опасен для общества, насколько эффективно его содержание в МЛС, какую опасность он будет представлять, когда выйдет на свободу.

Это целый блок вопросов теологического, социального, психологического и другого характера, ответы на которые должны дать представление о том, как воздействовать на заключенного. Чтобы как минимум он вернулся к нам и не совершал ничего плохого. А как максимум – еще и пользу приносил обществу, семье, – акцентировал эксперт.

Причем работать с заключенными нужно их же инструментами – закладывая сомнения в их идеи и убеждения. А это уже задача теологов и психологов, отметил Аккулев, напомнив, что с 2017 года в учреждениях УИС работает 140 теологов.