Как показывает анализ государственно-конфессиональных отношений в зарубежных странах, особенности светского характера государства в различных регионах зависят от исторических, этнических, политических, социально-экономических факторов.

Во-первых, во многих странах религия играла и продолжает играть важную роль в жизни общества, влияя через культуру, традиции.

Во-вторых, хотя европейские страны не являются религиозными в том смысле, как это понимается в отношении исламских стран, тем не менее, религия также влияет на политическую жизнь государств через деятельность христианских политических партий. Даже при том, что в ряде европейских стран действует принцип отделения церкви от государства, партии, основанные на религиозных христианских ценностях, принимают активное участие в решении важнейших государственных вопросов.

В-третьих, в странах СНГ влияние религии на политику возрастает с каждым годом. Имеется тенденция к созданию статуса традиционных конфессий.

Фактически все страны СНГ определились в отношении политики в сфере религии и поддерживают те конфессии, которые уже давно действуют на их территории и являются культурообразующими для них.

В-четвертых, каждая страна имеет свою уникальную форму отношений с

религиозными объединениями. Факторами, воздействующими на политику

государства в этой сфере, являются история развития религиозной ситуации, этнический состав населения, геополитическое положение страны и т.д.

Нередко в тех странах, где никакая религия не имеет юридического статуса государственной, официальной или хотя бы традиционной (ФРГ, Япония и др.)

Самым ярким доказательством является существование религиозных по

своей сути государств, в которых религиозная составляющая определяет политический режим — теократию. Таких государств в современном мире не так много: одна монархия — королевство Саудовская Аравия и одна республика — Исламская Республика Иран.

Сейчас происходит много споров в религиозной сфере, рассматриваемых судами других стран.

В Израиле истец танцовщица живота победила в споре с религиозными властями, которые рекомендовали отелям отказаться от ее представлений, считая, что оскорбляются религиозные чувства верующих.

В Австрии конституционный суд решил, что мусульманин имел право без

предварительной анестезии зарезать животное, поскольку это часть религиозного ритуала.

Во Франции было признанным правомерным наказание для учительницы,

открыто носящей крестик, равно как для учениц, отказавшихся снять паранджу во время занятий по физкультуре.

В одном из дел греческие власти были признаны Европейским судом по правам человека виновными в наказании учеников школы, отказавшихся по

религиозным убеждениям участвовать в параде памяти начала войны с Италией.

В другом деле Европейская комиссия по правам человека отклонила требования родителей, считавших, что законы Швеции, запрещающие применять телесныеть наказания к детям, противоречат их религиозным убеждениям.

В России большой резонанс вызвал спор жительниц Татарстана и органов

внутренних дел в связи с отказом последних принимать фотографию личности в платке для паспорта. Верующие мотивировали свое желание фотографироваться таким образом религиозными нормами и традициями, что пока не нашло поддержку в суде.

Приведенные выше примеры показывают вовлеченность религии и религиозных организаций в государственно-правовую материю многих современных стран. Поэтому наша задача сохранять светскость. И наш принцип политика согласия культур и цивилизаций через диалог религий, заложенный Президентом Казахстана Назарбаевым Н.А., является единственной верной для мирового сообщества, страны которого характеризуются пестротой и неповторимостью религиозной ситуации.

Вместе с тем следует оговорить, что в конституциях различных государствах наряду с общими (схожими) нормами, раскрывающими взаимоотношения государства и церкви, а также содержание свободы совести, встречаются и специфические особенности по этой проблеме.

Во Франции, которая является прародительницей светского государства, впервые провозгласили свободу совести и нейтралитет церкви.

Закон же французской республики «О светскости» был принят в 1905 году, где государство гарантирует свободу вероубеждения и культовой практики, но места проведения религиозных обрядов находятся под наблюдением местных органов власти, в них запрещается проведение мероприятий политического характера.

Согласно данному закону все религиозные объединения равны перед государством. Республиканские органы не содержат за счет госбюджета никакую религию, за исключением зданий, которые находятся во владении государства и используются религиозными объединениями. Французы уже более 100 лет придерживаются данного обустройства государственно-конфессиональных отношений.

Согласно статье 16 Конституции Испании: во-первых, гарантируется свобода идеологии, вероисповедания никакая религия не может быть государственной, а публичные власти должны принимать во внимание религиозные верования испанского общества и поддерживать соответствующие отношения сотрудничества с католической церковью и другими вероисповеданиями.

Сотрудничество, а не преобладание религии.

Положения Испанской конституции дают пример последовательно демократического конституционного обеспечения свободомыслия, несмотря на традиционно сильное влияние в стране католической церкви».

Уместно здесь привести соответствующие нормы из Конституции Республики Польша, согласно которым (статья 25):

«1. Церкви и иные вероисповедные союзы равноправны. 2. Публичные власти в Республике Польша сохраняют беспристрастность в вопросах религиозных, мировоззренческих и философских убеждений, обеспечивая свободу их выражения в публичной жизни.

  1. Отношения между государством и церквами, иными вероисповедными союзами строятся на принципах уважения их автономии, а также взаимной независимости каждого в своей области, равно как и взаимодействия на благо человека и на общее благо.
  2. Отношения между Республикой Польша и Католическим костелом

определяются международным договором, заключенным с Апостольским престолом, и законами.

Анализируя основы конституционного права Бразилии, мы пришли к выводу о том, что: «Со времени первой бразильской республики принцип светского государства и раздельного существования государства и церкви – составная часть бразильской конституционной традиции. Согласно п. 1 ст. 19 Конституции Союзу, штатам, федеральному округу и муниципиям запрещается учреждать религиозные культы или церкви, их субсидировать, стеснять их деятельность, поддерживать с ними или с их представителями отношения зависимости или союза …» (за исключением сотрудничества в общественных интересах, согласно закону.

Проявление светской государственности в России:

— не вмешивается в определение гражданином своего отношения к религии и религиозной принадлежности;

— не возлагает на религиозные объединения выполнение функций

государственных и муниципальных органов;

— не вмешивается в деятельность религиозных объединений, если она не

противоречит закону о свободе совести;

— светский характер образования в государственных учреждениях;

— запрет должностным лицам органов государственной власти использовать свое служебное положение для формирования того или иного отношения к религии.

Опыт Узбекистана.

Все предпосылки после развала СССР для превращения Узбекистана в исламский халифат были – это и близость Афганистана, и почти 100% мусульманского населения, и свобода вероисповеданий. После развала СССР, в Ташкенте, заходя в городской автобус, можно было заметить перемены – много закутанных женщин, много молодежи с бородами, появилось множество богообразных старцев, читающих молитвы. И. Каримов утвердил светское государство законодательно.

Умеренный национализм остался, но к концу 90-х уже мало кто рисковал говорить в слух лозунги «убирайтесь в свою Россию» — за это можно было получить и срок.

В Конституции Узбекистана 1992 г. нет термина “светское государство” в ней нет. Но его сущность закреплена в ряде статей: “Никакая идеология не может быть установлена в качестве государственной”; “Все граждане Республики

Узбекистан имеют одинаковые права и свободы, равны перед законом без различия … религии, … убеждений” (ст. 18); “Свобода совести гарантируется для всех. Каждый имеет право исповедовать любую религию или не исповедовать никакой. Недопустимо принудительное насаждение религиозных взглядов” (ст. 31) и т. д.

Конституционные основы светской государственности имеют глубокие корни в собственной и общечеловеческой правовой культуре Узбекистана.

Они отвечают самым требовательным международным стандартам.

Они создают устойчивый паритет между обществом и внутренним духовным миром индивидуума. Они соответствуют потребностям самого населения Узбекистана, которое никогда не пойдет на риск потворствовать появлению сколько-нибудь влиятельного слоя религиозных экстремистов.

Светским принципам конституционного строя не противоречат самостоятельные по значению духовно-нравственные ориентиры. “Религия сегодня способствует очищению от скверны, от лжи и лицемерия, возрождению высоких моральных устоев и внутренних качеств. Ислам — вера наших отцов — сознание, суть бытия, сама жизнь мусульман. Государство будет оказывать необходимое содействие священному для каждого мусульманина Хаджу в Мекку”, — написал Президент Узбекистана И.А. Каримов в программной публицистическо-философской работе “Узбекистан: свой путь обновления и прогресса”. Путь Узбекистана определяет такое сочетание светского в государственности и религиозного в духовности как один из путей реформирования на собственных основах. При этом реформируются отнюдь не исламское вероучение и ритуалы, а социальная практика, которая на рубеже XXI в. вряд ли адекватна временам первых мусульманских общин.

В большинстве зарубежных стран существуют законы, запрещающие расистские выступления, пропаганду и провокационные заявления, выражающие ненависть или презрение к лицам или группам лиц на основании их расовой или этнической принадлежности, вероисповедания, цвета кожи, национальности.

Таким образом, опыт применения законов, запрещающих возбуждение религиозной вражды и оскорбления религиозных чувств верующих в Канаде,

Дании, Франции, Германии и Нидерландах сходен – везде эти законы ориентированы на необходимость защиты человеческого достоинства и активно применяются, предусматривая как уголовную, так и гражданскую ответственность. Законы Канады, Франции, Дании и Нидерландов обеспечивают защиту членов религиозных групп наравне с группами, объединяющими признаками которых являются общность расы, национального или этнического происхождения.

Закон об уголовной ответственности за оскорбление религиозных чувств существует в Канаде, Нидерландах.

Во Франции неправительственные организации, в чьи задачи входит

борьба с расизмом, имеют право возбуждать не только гражданские, но и уголовные дела по фактам расистских выступлений. Большинство дел возбуждается антирасистскими организациями.

В настоящее время к антирасистским организациям относятся уже 60 неправительственных организаций из 29 государств Центральной и Восточной Европы, СНГ, Западной Европы и Северной Америки.

Одним из крупнейших является Антирасистский комитет Совета Европы.

Таким образом, для опыта нам необходимо изучать опыт светских государств с целью глубокого анализа их деятельности и выработки рекомендаций органам государственной власти; финансировать образовательные программы с целью информирования граждан о существовании опасных новых религиозных образований и возможных последствиях их деятельности; работать со СМИ в целях пропаганды основ светского государства, создание и популяризация и раскрутка по государственным каналам; быстрое и правильное реагирование на посты деструктивного характера в социальных сетях, уметь дать профессиональный комментарии к ним.

Литература:

  1. Онлашева Ж.О. Особый статус религий и религиозных объединений в

законодательстве зарубежных стран // Вестник Института законодательства

и правовой информации Республики Казахстан. 2010. №1 (17). C. 60-64.

  1. Алексеёнок А.А., Кирюхина Ю.В. Формирование имиджа органов

внутренних дел России (ретроспективный анализ) // Известия ТулГУ. Гуманитарные науки. 2018. №2. С. 51-61.

  1. Филина Н.В. Понятие и признаки светского государства // Вестник СИБИТа. 2012. №1 (1). С. 62-66.
  2. Абидов Т.Д. Политические ориентиры независимого Узбекистана в сфере

религии // Вестник ЧелГУ. 2011. № 21.

 

Оспанова А., Муканов М., Карашулаков Ж.

Написать отзыв