Участник террористической группы из Актобе записал видео с раскаянием

    422

    В начале июля актюбинцы Алибек Алиев и Жанасыл Жубатов были осуждены по пяти статьям Уголовного кодекса и приговорены к длительным срокам заключения. Один из них теперь раскаивается за свое увлечение радикальным исламом, — передает «Экспресс-К».

    По материалам уголовного дела, Алиев и Жубатов попали под влияние радикальных идеологов и решили создать террористическую группу в поддержку запрещенного в Казахстане «Исламского государства». Алиев занимался общим руководством группой, вербовал новых членов и изготавливал взрывные устройства. Друзья планировали вывезти за город и расправиться с сотней госслужащих, а также устроить покушение на судью, рассматривавшего уголовные дела по преступлениям террористического и экстремистского характера. После этого радикалы намеревались отправиться в Сирию.

    За возбуждение религиозной розни, призывы к терроризму, участие в деятельности террористической группы, незаконное изготовление и хранение оружия и покушение на преступление Алиев и Жубатов были приговорены к 15 и 13 годам лишения свободы соответственно.

    В распоряжении корреспондента «ЭК» оказалась видеозапись с участием Алибека Алиева, сделанная в следственном изоляторе еще до суда. На ней мужчина рассказывает, как стал салафитом и почему теперь жалеет об этом. Публикуем выдержки из этой видеозаписи.

    Алибек Алиев

    «Я не ходил к устазу»

    Религией я начал интересоваться сам. Я не ходил к устазу (учитель, наставник. – авт.). В основном мы общались между собой, вместе искали ответы на вопросы. Потом уже начинаешь интересоваться, у кого можно получить знания. Говорят, есть Назаратулла, Дильмурат… Начинаешь их слушать, записываешь их лекции в тетрадку. Слушаешь Саида Бурятского, Абдурахима Башпаева, Ахмада Мединского, Халита Ясина. Постепенно я насытился этими убеждениями.

    «Ты должен плюнуть в лицо»

    Они говорили: «Если человек не мусульманин, ты должен его ненавидеть, ты должен враждовать с неверующими. Не можешь физически – враждуй эмоционально. Как минимум, ты должен плюнуть в лицо».

    У меня появилось другое отношение к родителям, к родственникам.

    Постепенно я узнал, что появилась группировка из самого «Джебхата ан-Нусра» («Джебхат ан-Нусра» – террористические организации, запрещенные на территории Республики Казахстан) – это одна нить. Я начал интересоваться, что такое «Исламское государство». Они говорили, что мы воюем ради шариата, чтобы жить по шариату. Чтобы политика, Конституция, все было по шариату.

    «Хотел попасть в «Исламское государство»

    Многие через Турцию попадали на территорию «Исламского государства». Я сам искал пути – через Twitter, Telegram, Facebook. Когда созрел к поездке, Турция поменяла свою политику – закрыла границы. Как мне объяснили, в аэропортах Турции встречали таких как я и сами вывозили за границу, а потом Турция начала следить за приезжими азиатами. Хотел через Египет попасть на территорию Синайского полуострова, но не было средств.

    «Весь мир – враги»

    Поток пропаганды мощный. Говорят, ты никого не должен слушать, только их ученые правы. Весь мир – враги, все желают только плохого, все воюют против ислама, все хотят его уничтожить, искоренить.

    «Раньше я был добрым»

    Раньше я был совсем другим: добрым, дома убирался, посуду мыл, мусор выносил, за хлебом бегал. Мама с работы возвращается – встречал, сумки доносил.

    Мама и папа для меня были кяфиры (неверные. – авт.). С родителями споры шли, они советовались с имамами. Я говорил: «Имамы мне не авторитет, это правительственные ученые».

    Алибек Алиев

    «Я искренне раскаиваюсь»

    Некоторые будут говорить: «Его заставили сняться на это видео, он говорит неискренне, законспирировался». Лично я за себя четко и убежденно скажу: искренне раскаиваюсь за все свои поступки, которые совершил, за все свои слова, которые сказал, за те обиды, которые причинил родным и близким.

    Хочу посоветовать, чтобы молодежь брала знания у компетентных людей, осведомленных в религии, а не у ученых из-за рубежа. Чтобы они слушали ученых, которые знают нашу культуру.

    «Меня уже могло не быть в живых»

    Мне очень стыдно. Я долгое время не мог набраться мужества и самому себе признаться, что я поступил эгоистично в отношении своих родителей, своей семьи, своих детей. Я хочу, чтобы родители меня простили. Вот это самое главное. Чтобы они не потеряли веру в меня. Я осознал свои ошибки и раскаиваюсь.

    Хотел бы поблагодарить силовые структуры, тот же Комитет национальной безопасности. Если бы не они, возможно, я ушел бы совсем глубоко, и меня уже могло не быть в живых…