Детский церебральный паралич (ДЦП) — повреждение центральной нервной системы возникает во время беременности, во время родов или в первые годы жизни. Эти повреждения приводят к двигательным и речевым нарушениям: от минимальных, заметных только специалисту, до выраженных, приводящих к инвалидности. Всего ДЦП имеет более шести форм. По данным комитета статистики в Казахстане более 19 тысяч детей с ДЦП.

У нашего героя — Ерлана Елдекенова гиперкинетическая форма ДЦП. Он поделился с нами своей историей. 

Я родился девятого октября 1997 года в городе Уштобе Алматинской области. Я первенец в семье. Мой диагноз — это следствие халатности гинеколога и акушеров, принимавших роды у моей матери. 

В детстве я сталкивался с определенными проблемами в коммуникации с другими ребятишками. Ведь дети бывают жестокими, они могут оскорблять тебя просто за то, что ты не совсем такой, как они. Но я не давал себя в обиду и всегда дрался. Некоторые задавали неудобные вопросы — почему я заикаюсь, почему у меня дрожат руки, и почему я все время улыбаюсь, даже тогда, когда меня ругают. В такие моменты я не знал, что им ответить. Мне самому все это было непонятно, а от этого очень обидно. Однажды я пришел домой, и спросил обо всем этом у родителей и они рассказали о моём диагнозе.

Я очень благодарен своей маме за её позитивный настрой, за то, что она с рождения занималась моим развитием. С годовалого возраста она ежегодно два раза возила меня в санаторий «Ак-Булак», который находится в 15 км от города Алматы. Там мы бывали по 20 дней, мне ставили капельницу, делали массаж, лечебную физкультуру и проводили физиотерапию.

К семи годам меня отдали в обычную школу, ведь у меня нет никаких проблем в развитии интеллекта. Но когда я переходил в 3 класс, врач порекомендовал учиться на дому. Так 3, 4 и 5 классы я обучался дома. Учителя, которые приходили домой, не очень ответственно относились к моему обучению.  К тому же я хотел ходить в школу, как все мои обычные сверстники. Так, с 6 класса я вновь начал посещать общеобразовательную школу.

В 2012 году мы с семьей переехали в Нур-Султан. Здесь я учился в школе-гимназии №2. После 11 класса я сдал ЕНТ и поступил в Казахскую академию спорта и туризма на специальность «Физкультура и спорт». В 2017 году мне захотелось изучить китайский язык, я нашел программу и полетел в Китай на полгода. Сейчас я учусь на магистратуре в Евразийском национальном университете по специальности «Информационные системы».

С семи лет я занимаюсь плаванием и сейчас кандидат в мастера спорта Центра подготовки олимпийского резерва. Участвовал в Азиатских играх в Индонезии, в Кубке мира в Германии и Кубке Попова в России. Я практически каждый день по два часа провожу время в бассейне. Три раза в неделю я хожу в дворец спорта «Алатау», а остальные три дня в Атлетический центр Назарбаев Университета. Моя цель — получить квоту на Летние Паралимпийские игры 2020 года в Токио. Помимо этого я посещаю тренажерный зал, играю в футбол, баскетбол, бегаю.

Раньше у меня были внутренние конфликты, комплексы связанные с моим диагнозом. Я задавался вопросом: «Почему я такой?». Но в 15 лет я понял, что необходимо принять себя. Ведь, от того, что я не довольствуюсь собой, ничего не изменится. Знаете, жить после этого стало намного легче. 

View this post on Instagram

Thanks APG

A post shared by @ rura1009 on

У меня немного трясется левая рука из-за того, что мало ею двигаю. Но это не страшно, если чаще делать упражнения для развития мелкой моторики рук, то можно скорректировать. Когда я волнуюсь, начинаю сильно заикаться. А в остальном я не испытываю проблем в общении с людьми. Я легко завожу знакомства, хожу в кино, на вечеринки, «юзаю» Instagram, изучаю английский, в общем всё как у всех. 

Диагноз, конечно же, не приговор. Самое главное – ваше отношение к себе. Не нужно  ограждать себя от общества и унывать. Имея определенные особенности, можно вести активный образ жизни, добиваться успехов в любимой сфере. Как бы банально не звучало, границы только у нас в голове.

Пікір жазу