Ислам және қоғам

Понимание единобожия и оправдание насилия в салафизме

Большинство мусульманских ученых осуждая и борясь с проявлениями неверия и многобожия в мусульманских странах признавали общества этих стран и регионов мусульманскими. Однако салафитское понимание единобожия, особенно начиная с периода Ибн Абд аль-Ваххаба отличается именно тем, что посредством этого понимания окружающее общество объявлялось – обществом многобожия, таким же или даже хуже, чем общество многобожников эпохи Пророка Мухаммада (мир ему!).  Вхождение либо выход человека в исламское общество основывался на комплексных понятиях таухида и ширка, разработанных Ибн Таймией и значительно расширенных проповедниками надждитской школы.

Деление единобожия на виды способствовало фрагментации общества в глазах салафитов на тех заблудших мусульман «многобожников», кто довольствовался лишь единобожием – рубубия и истинных мусульман, признающих все три вида единобожия.  При этом такое общество в целом объявлялось многобожническим, с ними велись военные действия, которые объявлялись джихадом и газауатом, завоевывались (фатх) мусульманские города и селения с целью очищения их от «ширка», с инакомыслящих мусульман собирались трофеи (ганима), дозволялась кровь и имущество несогласных с данными определениями единобожия мусульман.

Особенностью современного салафизма, в отличии от его первых эпох хашавизма и Ибн Таймии заключается в том, что на основе деления таухида на рубубия и улюхия общество, мусульманская умма были объявлены языческими (ширкия) по аналогии с обществом многобожников времен Пророка (мушрику аль-би`са). А на основе таухид аль-асма уас-сыфат были объявлены заблудшими традиционные теологические школы ашария и матуридия. Ибн Абд аль-Ваххаб довольно часто в своих письмах и трудах использует по отношению к мусульманам словосочетание «многобожники нашего времени». Такой общий такфир часто встречается в трудах как самого Ибн Абд аль-Ваххаба, так и в трудах его преемников.

Мухаммад ибн Абд аль-Ваххаб пишет: «Известно, что люди нашей земли, жители Хиджаза, среди них больше отрицающих воскрешение после смерти, чем подтверждающих» [[i], ч.10 с.43].

В письме к судье Дир`ийи Абдуллаху ибн Исе, Ибн Абдуль-Ваххаб пишет: «Я сообщаю вам о себе. Клянусь Аллахом, кроме которого нет божества, я изучал знания и верил в тех, кто меня обучает, что у меня есть знания. Однако в то время я не знал смысла «Ля иляха илляЛЛах» и не знал смысла исламской религии до этой вести, которой одарил меня Аллах. И мои учителя-шейхи также, нет среди них того, кто бы знал это. А кто утверждает из ученых аль-Арида (эр-Рияд и его окресности), что он до этого времени знал смысл «Ля иляха илляЛЛах» и знал смысл исламской религии или считал, что из его шейхов кто-то знал это, то такой человек солгал, оклеветал, обманул людей и хвалил себя те, чего в нем нет» [[ii], Ч.10 С.51-52]. Данное письмо свидетельствует, что Ибн Абд аль-Ваххаб объявляет определенный период своей жизни вне ислама, а своих учителей мусульман не познавшими смысл религии и даже формулы «Нет бога, кроме Аллаха».  В списке запрещенной на территории Казахстана литературе имеется материал под номером 711. и названием «Абсолютный такфир Мухаммада Ибн Абд аль-Ваххаба самому себе и ученым своего времени», где главным аргументов такфира выступает именно это вышеуказанное изречение Ибн Абд аль-ваххаба.

Апологеты салафизма приводят изречения Ибн Абд аль-Ваххаба о недопустимости как общего, так и частного такфира. Однако необходимо учитывать то обстоятельство, что ваххабитский призыв развивался поэтапно.  Этапы осуществления ваххабитского призыва в виде конкретных действий, когда против других мусульман объявлялся джихад и с них собирали военные трофеи (ганима) делают недействительными единичные высказывания Ибн Абд аль-Ваххаба о недопустимости такфира. Ведь мусульманские «многобожники» ваххабисткой эпохи, в терминологии Ибн Абд аль-Ваххаба — «мушрику заманина», воспринимались хуже многобожников пророческой эпохи — «мушрику аль-би`са».

Таким образом теория Ибн Таймии о делении единобожия стала причиной радикализации, а ее практика со стороны Ибн Абд аль-Ваххаба трансформировалась в террор по отношению к мусульманам. Религиозно мотивированный экстремизм и терроризм в данных обстоятельствах проявился при переходе от теоретических корней идеологии к их практическому внедрению в мусульманскую умму.

Насколько была правильной аналогия Ибн Абд аль-Ваххаба о «многобожниках нашего времени» и «многобожниках пророческой эпохи»? Безусловно такое сравнение и приравнивание являются чрезмерностью (гулюв) в религии и признаком ранних хариджитов, которые при обвинении мусульман сравнивали их с язычниками, описанными в Коране.  Ибн Умар описывая метод обвинения в неверии со стороны хариджитов говорил: «Они (хариджиты) используют аяты, ниспосланные о язычников против мусульман» [[iii]].

Другим вопросом проблематики является то, кто был объектом обвинений со стороны ваххабитов в первую очередь? По свидетельству историков, нападки ваххабитов не были направлены на представителей других религий или других цивилизаций. В первую очередь нападкам Ибн Абд аль-Ваххаба и его преемников подверглось моноэтническое и моноконфессиональное население Аравийского полуострова, а затем мусульмане египтяне, иракцы, «османы» и др.

Свидетельства приравнивания «многобожников нашего времени» с многобожниками пророческой эпохи часто встречаются в трудах Ибн Абд аль-Ваххаба. Одним из самых ярких примеров приравнивания современников к многобожникам пророческой эпохи являются широко известные «Четыре правила» (аль-Кауаид аль-Арба`) Ибн Абд аль-Ваххаба. Он пишет:

— «Первое правило: Воистину кафиры, с которыми сражался Посланник (мир ему!) признавали, что только Аллах является Творцом и Устроителем, но это обстоятельство не ввело их в ислам». Здесь речь идет о том, что многобожники пророческой эпохи признавали по мнению Ибн Абд аль-Ваххаба лишь таухид ар-Рубубия.

— «Второе правило: То, что они говорили: «Мы не взываем к ним и не стремимся к ним, кроме как для близости и заступничества».  Сюда входят вышеупомянутые спорные понятия зиярата, тауассуля, табаррука, истиаса, которые практикуются другими мусульманами и являются причиной обвинения в многобожии со стороны ваххабитов. То есть идолопоклонничество многобожников пророческой эпохи совершалось с формулировкой близости к Аллаху и заступничества идолов перед Ним. Такие же формулировки, по мнению Ибн Абд аль-Ваххаба используют «многобожники нашего времени» из числа мусульман.

— «Третье правило: То, что Посланник (мир ему!) был явлен людям, которые поклонялись разным объектам… Посланник Аллаха сражался с ними, не разделяя их». Это означает, что нет смысла различать многобожников пророческой эпохи и «многобожников нашего времени». Что подтверждает последнее правило с его логическим выводом.

— «Четвертое правило: Воистину многобожники нашего времени более грубы в многобожии, чем первые, так как первые придавали сотоварищей только в состоянии благоденствия, а при трудностях очищали свою веру. Тогда как многобожие многобожников нашего времени постоянно, как в благополучии, так и в трудности».

Данная логическая цепочка «Четырех правил» приводится в книге Ибн Абд аль-Ваххаба «Кашф аш-Шубухат» (Снятие сомнений), целью которой было развеять сомнения относительно необходимости такфира «многобожников нашего времени» и разоблачения идейных препятствий для сражения (кыталь) с ними.

Помимо «Кашф аш-Шубухат», понятие «многобожники нашего времени», основанное на салафитской трактовке единобожия, упоминается в других книгах и письмах Ибн Абд аль-Ваххаба и его преемников. Приведем примеры из писем «Маджмуа ар-расаиль ан-Надждия» Ибн Абд аль-Ваххаба. «Если ты уверен в том, что они признают это (рубубия) и в том, что это не ввело их в таухид (улюхия), к которому призывал Посланник Аллаха и ты узнал, что таухид, который они отрицают – это таухид поклонения (улюхия), которому многобожники нашего времени дали имя «и`тикад».  «Под богом (илях) они подразумевают то, что многобожники нашего времени подразумевают под словом господин (саййид)». «… У противников таухида большие знания, много книг и доказательств». «Тебе необходимо изучать из религии Аллаха то, что станет оружием, которым ты даш отпор этим шайтанам». «Один простолюдин из числа единобожников победит тысячу ученых этих многобожников». «Я напомню тебе некоторые положения, которые Аллах упомянул в Своей Книге как ответ на те речи (либо на тот калам), которым приводят довод против нас многобожники нашего времени». «И если тебе многобожники нашего времени приведут (некоторые аяты) или упомянут речь Пророка, доказывая этим что-то из их лжи, и ты не сможешь понять смысл речи, которую они произносят, то ответь им словами: «О многобожник! То, что, ты упомянул мне из Корана или слов Пророка я не понимаю их смысла, однако я убежден, что слова Аллаха не протеворечат друг другу». В этих письмах оппонентами, шайтанами и противниками таухида выспутают мусульмане Аравийского полуострова, которых Ибн Абд аль-Ваххаб называет «многобожниками нашего времени». Так как по словам Ибн Абд аль-Ваххаб они изучают «и`тикад» — название науки калам, распространенное в эпоху османов, они имеют большие религиозные знания из Корана и Сунны и имеют много книг.

Все эти письма подтверждают указанную выше аналогию между мусульманами — «многобожниками нашего времени» и многобожниками пророческой эпохи, основанную на особом понимании и делении единобожия и используемую ваххабитскими проповедниками во главе с Ибн Абд аль-Ваххабом в качестве инструмента обвинения в адрес остальных мусульман.

На основе особого понимания и деления единобожия, и вышеуказанной аналогии современные салафиты отличаются еще одним практическим проявлением чрезмерности. Она заключается в произвольном сближении понятий таухид, такфир и джихад.

Равенство «многобожников нашего времени» с многобожниками пророческой эпохи согласно ваххабитскому учению означает, что с первыми необходимо вести джихад, также как с последними вел джихад Пророк Мухаммад (мир ему!). Эта аналогия в конечном счете привела к самым печальным проявлениям чрезмерности и крайностей – насилию и кровопролитию. Особое понимание и деление таухида в салафитском учении породило такфир, а затем такфир предписывает, по их мнению, вести джихад. Таким образом абстрактные религиозные идеи ваххабизма породили и оправдывают насилие и экстремизм по отношению к другим мусульманам.

Произвольно сближение между понятиями таухид, такфир и джихад, основанное на аналогии о равенстве «многобожников нашего времени» и многобожников пророческой эпохи, также отражено в трудах ваххабитов. В частности, в «Асар аш-Шейх Мухаммад ибн Абд аль-Ваххаб» доктора Ахмада ад-Дубайба под номером 558 содержиться свидетельство о третьем письме Ибн Абд аль-Ваххаба к Мухаммаду ибн `Иду. В длинном письме Ибн Абд аль-Ваххаб утверждает о неверии тех, кто признал его трактовки о таухиде и ширке, однако отверг его трактовки о такфире и джихаде. Кроме этого он обвиняет в неверии тех, кто принял его трактовки таухида и ширка, но при этом сопротивлялся его джихаду, апеллируя аналогией с жителями Магриба, которые якобы являются кафирами и вероотступниками из-за того, что просят помощи у франков в войне против мусульманского султана [[iv], с.112].   В третьем нарушении из «Науакыд аль-Ислам» Ибн Абд аль-Ваххаба сказано: «Кто не обвиняет многобожников в неверии или сомневается в их неверии, или же считает их путь достоверным становится неверующим кафиром» [[v], с.15]. Как было показано выше под многобожниками Ибн Абд аль-Ваххаб подразумевает мусульман- «многобожников нашего времени», которым он объявил такфир и джихад.  Сближение понятий таухид, такфир и джихад в дальнейшем перешли в практику нападений на города и селения с целью их очищения от многобожия, в практику «завоеваний» (фатх), сбора трофеев (ганима) и т.п.

Затем, с обретением государственности ваххабитами, обвинения в неверии расширились на другие страны такие, как Ирак, Египет в частности и Османская империя в целом. Современным ярким свидетельством произвольного сближения понятий таухида и джихада является название салафитской террористической группировки «Джамаат ат-Таухид уаль-Джихад».

При обвинении инакомыслящих «многобожников нашего времени», со стороны Ибн Абд аль-Ваххаба и его преемников, учитывая разные уровни заблуждений и проявлений новшеств, ваххабиты использовали самые крайние меры по отношению к оппонентам и несогласным с их убеждениями – дозволенность их убийства и сражения с ними (кыталь).  Что касается таких элементов такфира и наказания, как препятствия (мауани`) такфира, его условия (шурут), нормы (дауабит), определение объекта хадд ридда (наказание за вероотступничество), проблемы сомнений (шубухат), толкования (тауиль) слов и действий вероотступника и т.п. то все они были проигнорированы ваххабитами.

Все эти элементы такфира подробно описаны мусульманскими богословами-факихами в главах «Ахкам ар-Ридда» (Положения вероотступничества). Ваххабитами же все эти элементы при аналогии «многобожников нашего времени» с многобожниками пророческой эпохи были упущены. Хотя максимальное наказание, даже при условии признания проявлений многобожия, объявленных ваххабитами, согласно фикху необходимо было рассматривать персонально к каждому провинившемуся в рамках вышеуказанных положений вероотступничества, а не обвиняя всех окружающих в многобожии и считая их жизни и имущества дозволенными.

Учитывая, что причинами нововведений, отклонений и заблуждений, имевших место в обществе современников Ибн Аб аль-Ваххаба и в другие времена, были невежество, отсталость, закрытость общества, мыслительный консерватизм, множество непонятных обычаев, то лучшими и прогрессивными методами для исправления всего этого были бы – религиозное и духовное просвещение, призыв и воспитание, улучшение условий образования, а также устранение причин, способствующих распространению ереси, новшеств и заблуждений. Такой просветительский и воспитательный подход соответствует пророческой сунне. Ведь если обратится к сунне Пророка Мухаммада (мир ему!), то она свидетельствует о том, что пророческим методом в исправлении таких общественных недугов и духовных болезней были просвещение, воспитание, милосердие и духовное развитие. Пророк Мухаммад (мир ему!), несмотря на всевозможные унижения и насилие со стороны мекканских многобожников не сражался с ними большую часть своей пророческой миссии. Чтобы избежать угнетения он советовал мусульманам переселяться в другие регионы и сам в итоге, перед лицом смертельных угроз был вынужден переселиться в Медину. Переселившись туда он не торопился, в отличии от современных ваххабитов наказывать или тем более убивать кого-либо из тех многобожников, которые неоднократно пытались убить его в Мекке, преследовали его, унижали и пытали его последователей. Затем мекканские многобожники трижды вероломно атаковали мусульман Медины. Эти сражения – у Бадра, Ухуда и Рва георгафически произошли возле Медины, что свидетельствует о том, что Пророк не нападал первым, а отражал неоднократные акты агрессии мекканцев у стен своего города.  При этом, нападавшие многобожники согласно Корану, имели право в любой момент попросить убежища у мусульман. В суре ат-Тауба сказано: «А если кто-либо из многобожников попросит у тебя убежища, то предоставь ему убежище, чтобы он мог услышать Слово Аллаха. Затем доведи его до безопасного для него места. Это потому, что они – люди знающие» (9:6). Все это свидетельствует о неприязни насилия со стороны Пророка Мухаммада (мир ему!) даже по отношению к тем, кто неоднократно посягал на его жизнь и жизни его сподвижников.

Более того, ислам предусмотрел для многобожников категории «муалляфатуль-кулюб» материальное поощрение и помощь. А Пророк Мухаммад (мир ему!) завоевав Мекку сказал всем ее многобожникам, несмотря на их насилие и агрессию по отношению к нему и к его сподвижникам: «Уходите, вы все свободны». Это истинное милосердное исламское отношение к оппонентам, даже если они неоднократно проявляли агрессию и насилие, нападали и приходили убивать и грабить. Такой толерантный подход невозможно обнаружить при анализе военных действий ваххабитов против мусульман — «многобожников нашего времени». Наоборот ваххабитское движение делает акцент на многобожии таких мусульман, на необходимости обвинять их в неверии, сражаться с ними, считая их кровь дозволенным, а имущество трофеями (ганима).

Таким образом теоретическое деление единобожия со стороны Ибн Таймии в дальнейшем стало главной конструкцией идей такфира и насильственной практики Ибн Абд аль-Ваххаба и его преемников по отношению мусульманам, которых они назвали «многобожниками нашего времени».

Логическую цепочку обвинений, выстроенную салафитскими теоретиками можно отобразить следующим образом:

  1. Таухид делиться на три вида, каждый из которых имеет свое определение;
  2. Многобожники пророческой эпохи верили только в таухид рубубия и не признавали таухид улюхия, обращаясь к идолам, пророкам, джиннам и т.п.
  3. Несмотря на то, что многобожники признавали Аллаха в Господстве, Пророк Мухаммад (мир ему!) сражался с этими многобожниками, считая их кровь и имущество дозволенными;
  4. Современные мусульмане, в терминологии Ибн Абд аль-Ваххаба «многобожники нашего времени», также, как и многобожники пророческой эпохи признают из таухида только рубубия, при этом посредством тауассуля, табаррука, зияратов и т.п. нарушают улюхия и становятся многобожниками несмотря на наличие у них таких исламских практик, как намаз, пост, хадж и т.п.
  5. Если Пророк (мир ему!) воевал с теми, кто признает только рубубия и не признает улюхия, значит и нам необходимо воевать с «многобожниками нашего времени», которые также признают из таухида только рубубию. А если учитывать, что ширк «многобожников нашего времени» хуже, чем у первых, то и сражаться с ними следует больше, чем с первыми многобожниками.

В разных ответвлениях салафизма данная логическая цепочка может продолжаться бесконечно. Вплоть до того, что некоторые современные джихадисты считают «цепной такфир» основой религии.  Например, такое утверждение делается в запрещенном материале под названием «Цепной такфир- основа религии» под номером 695 в списке религиозной литературы и информационных материалов, признанных экстремистскими на территории РК.  Однако ученые и исследователи отмечают, что данная цепочка имеет изъяны в плане того, что каждое из утверждений цепочки не выдерживает критики. Во-первых, как было показано выше, деления единобожия в его салафитской интерпретации нет в Коране и Сунне, а также в мусульманских источниках первых поколений, вплоть до Ибн Таймии. Во-вторых, аналогия Ибн Абд аль-Ваххаба о равенстве «многобожников нашего времени» и многобожников пророческой эпохи основывается на произвольном введении в категорию ширка таких понятий и практик, как зиярат, тауассуль, истиаса, табаррук и т.п.  Хотя максимальные оценки других ученых суннитов, данных этим понятиям ближе к понятиям — нововведение (бид`а), заблуждение (даляля) и отклонение (инхираф), но никак не многобожие и неверие. Более того большинство суннитских ученых (джумхур) считали вышеуказанные практики дозволенными.  В-третьих, Ибн Абд аль-Ваххаб и его преемники объявляли мусульманскую среду, в которой жили и общество в целом кафирским. В отличии от других ученых, боровшихся с проявлениями многобожия, которые не объявляли мусульманские общества кафирскими, а признавали их исламскими, несмотря на имеющиеся изъяны и пороки.

Ваххабитское движение в убеждениях его последователей является не просто призывом к исправлению (тасхих) акиды, а в терминологии самих теоретиков ваххабизма — «таухидом» и «религией Аллаха и Его посланника». Что касается оппонентов, которыми признаны мусульмане — жители Аравийского полуострова, то они провозглашены «людьми многобожия», «врагами таухида», «те, до кого не дошел довод», по отношению, к которым необходимо «установить довод» и в случае отказа с их стороны сражаться с ними, вести с ними джихад, считая их жизни и имущество дозволенными.

В этой связи особое салафитское теоретическое понимания и деление единобожия, впервые выведенное Ибн Таймией представляет особую опасность и усилиями Ибн Абд аль-Ваххаба и его преемников трансформировалось в опасную практику, представляющую крайность в обвинении в неверии и многобожии мусульман, дозволении вести с ними «джихад», проливать их кровь и считать дозволенным их имущества. Такая экстремистская практика безусловно не соответствует сунне Пророка Мухаммада (мир ему!) по отношению к инакомыслящим.

[i] Ад-Дурар ас-Санийя. Аль-Мактаба аш-шамиля. ч. 10 с.43.

[ii] Ад-Дурар ас-Санийя. Аль-Мактаба аш-шамиля. ч.10. с. 51-52.

[iii] аль-Бухари. Сахих. аль-Иститаба-х.6

[iv] Ахмад ибн Мухаммад ад-Дубайб. Асар аш-Шейх Мухаммад ибн Абд аль-Ваххаб. Дар аль-Марих. Эр-Рияд. 1982 (1402). Письмо 558. с. 112.

[v] Ибн Абд аль-Ваххаб. Аль-Акида ас-Сахиха (Науакыд аль-Ислам). Дар аль-Ватан. Без даты. с.15

 

Аскар Сабдин –теолог, директор ЦПИР «Мысль» (ВЫРЕЗКА ИЗ ПОЛНОЙ СТАТЬИ — http://kazislam.kz/доктринальные-корни-экстремизма-в-ве/?lang=ru)

Толығырақ

Басқа жаңалықтар

Close